Беспричинная беременность, либо крохотная мама


Всякая мать, у какой употреблять в пищу дочь-подросток, страшится, для того чтоб она не исковеркала свою судьбу необдуманными поступками. Беременность в данном возрасте все время нежелательна. Вроде как, это трудное опробование в пользу свежей мамы, с противоположной – в пользу ее человеческое дитя, способный появиться не меньше изнеможенным, какими средствами у зрелой представительницы слабого пола.

Кстати, возраст отца младше 18 лет рассматривается как фактор риска появления на свет человеческое дитя с невысокой толпой тела. А с молодым вырастом матери связывают увеличение риска токсикоза беременности, бросовую массу тела новорожденного, падение потенциала его психического и физического здоровья. Количество детишек с олигофренией у матерей младше 18 лет в 5 раз более чем, какими средствами «немолодых (в последствии 40 лет) первородящих»; смертность только что родившихся в 2 раза выше, какими средствами при возрасте матери 25–двадцать девять лет.

Но давать оценку проблему беременности у молодых людей всего лишь по достоверным сведениям рождаемости не позволяется. Основная масса беременностей прерывается самопроизвольным выкидышем, искусственного происхождения абортами. «Позорность» наложения заставляет беременую укрывать его от семьи, от своих людей. Правдивая распространенность подростковой беременности существенно выше показателей рождаемости в данной возрастной группы.

Существуют 3 главные команды риска:

  • девицы с эмоциональными конфликтами и проблемами, для начала, в родительской семейке, какие ищут в половой жизни не собственно секс, а пути разрешения возбудимых проблем, компенсацию отсутствующих для них тепла, ласки и внимания. Они вступают в личные взаимоотношения с способным показать это все ветшим представителем сильного пола либо со сверстником, с каким уже связаны дружескими отношениями;
  • дивчины, молодые половую жизнь в виде сексуального экспериментирования с приятелем-ровесником, но а также не понимавшие ни о допустимых нежелательных следствиях (например, беременность в отсутствие дефлорации), ни о путях их предотвращения;
  • пассивные и малоопытные девицы, привыкшие абсолютно сгибать спину огромным; первая половина половой жизни, возникающей под влиянием со граны взрослого, в силах тяготить молодую женщину, в следствии этого в том числе и беременность и, как последствие, аборт, от случая к случаю принимаются ею охотно, поскольку употреблять в пищу удачный повод прекратить связь.

Тем менее, не взирая на данные ведущие команды риска, существует противоположная, не меньше «рискующая» команда – дивчины, чьи известия с основателем характеризуются возбудимой близостью, а с матерью – сильной либо младшей отдаленностью. Трудно сказать, что тут как тут сказывается пуще: перенесение стиля известия к отцу на абсолютно всех представителей сильного пола либо младшие возможности матери принять участие в психосексуальном развитии дочки, наверное и значит и противоположное.

Как правило, у девочек-подростков сам факт беременности осознается с запозданием. 1-я реакция – стыд, страх, растерянность, потрясение. Одних это повергает в сословие безысходности, в случае как прочих побуждает лелеять надежду на удивительная вещь либо наудачу. Беременность то
и дело укрывается от отца с матерью до того времени, пока не делается неоспоримой.

Для семьи нежданная - негаданная беременность юной дочки все время драма. Внутри нее глубоко переплетаются и самый лучший противоречивые эмоции по адресу девицы, и чувство личной вины, и стыд пред окружающими, и восприятие беременности дочки как непереносимого свидетельства собственного старения, и предполагаемые домашные и денежные трудности. Очень часто семья кидается в поиски возможности узаконить беременность, вовлекая «этого подонка» к женитьбе. Но мечты на благополучное будущее сбываются у сравнительно нескольких, а браки, арестованные по вынуждению, как правило, очень скоро распадаются.

С прочей граны, зачисленное семейкой и юной брюхатой заключение о прерывании беременности ставит трудности совсем другого порядка. При обсуждении трудности абортов в юном возрасте (до 18 лет) как правило указывают на повышенный риск повреждения способности к материнству впоследствии. Существенно реже вспоминают про то, что аборт для многочисленных представляет собой и опасной психической травмой. Вполне достаточно сказать, что после данной операции у 41% молодых женщин поминается бездонная депрессия, слезливость – у 27%, тревога – у 15 процентов, беспокойство – у 34%, воплощенное ощущение вины – у сорок шесть процентов, гневливость – у двадцать четыре процента, треволнение несчастья – у 13%, неопределенно-дискомфортные сословия – у двадцать два процента (статистические такие опроса/М. Перетц-Рейес, Р. Фок).

Итого – по 2 вида повреждений на одну юную беременую, осмелившуюся на аборт. Не вспоминая уже о физиологических повреждениях, сопряженных с гормональными изменениями, повреждением обмена веществ, увеличением риска заболевания рака молочной железы, вегето-сосудистой дистонии, варикозным возрастанием вен и т.д. Не чересчур ли дорогостоящая плата за нашу ханжескую робость в пропаганде сексуальной культуры в окружении подрастающего поколения?!

Риск нежданной - негаданной беременности в наибольшей степени высок в первой половине половой жизни. Ее раннее первая половина, понятное дело, нежелательно, но, коль скоро это уже произошло, ничего не преданнешь. Важно, для того чтоб не возникло нежелательных следствий. В следствии этого следующим образом важно, для того чтоб отец с матерью обучались, да! – а именно ОБУЧАЛИСЬ вести беседу со своими детьми про секса и контрацепции. Почти все отец с матерью думают, что есть ознакомление будет иметься наоборот направлять подростка к первую половину половой жизни, суля, точно, целую безнаказанность. При всем при этом великовозрастные не желая того становятся в роли глуповатых идеалистов, надеющих, что коль скоро ОНИ не говорили и не скажут, то дети не могли знать и не узнают. Нормально, как вы предполагаете? Словно бы помимо них на нашей планете пуще ни один человек не проживает, словно бы их дети в среднее учебное заведение не ходят, телевизор не смотрят и порнографические картинки не рассматривают.

На реальности все не стоит отметить как желательно родителям. О контрацепции, как и о сексе, молодые люди имеют кое-какие изображения, но, к сожалению, в высшей степени искаженные, опошленные и неточные. Сами по себе данные познания совсем не подталкивают к первую половину
интимной жизни, а или игнорируются, как скоро половая жизнь уже начата, или – приносят вред в следствие домашней искаженности (к примеру, молодая женщина в течении целого ряда месяцев берет на себя три раза в сутки гормональные препараты, рассчитанные на прием не чаще 5 раз ежемесячно или неоднократным спринцеванием щелочью(!) деформирует склизкую влагалища).

Естественно, что коль скоро между родителями и школьником нет доверительных взаимоотношений, нет контакта – то тут не то что лекции о контрацепции и половом воспитании читать, тут для начала хотелось бы по новой строить взаимоотношения с малышом. Другим образом отец с матерью но и не узнают о неприятностях своего маленького ребенка, какой, коль скоро что, побежит с исповедью не к ним, а к подруге, соседке, знакомой... К кому угодно, всего лишь не к папе со своей матерью. И, наверное, девчурке дадут совет освободиться от человеческое дитя, для того чтоб не быть тяжкой ношей для семьи... И молодая брюхатая в силах на это пойти, в том числе и даже несмотря на противопоказания медицинских работников. И кому от этого не по наслышке? Девчушке, какая ни разу не получит возможность начать матерью? Родителям, какие в результате получат страдающую (коль скоро не физически, то психически) дочь?

Конечно, роль отца с матерью в данном деликатном вопросе большая, в особенности в том примере, коль скоро партнер юной брюхатой – «пришел, кончил и... ушел», ведь предполагать на их удачную общую жизнь не доводится и молодая мамаша останется совсем одна, личиком к лицу со домашней задачей. И вот родителям совместно с дочерью надо взвесить все «за» и «против», проконсультировавшись с медицинским работником, хотелось бы со всей серьезностью подойти к вопросу, оставлять человеческое дитя или нет. Коль скоро вопрос принимается решение пользу человеческое дитя, то на отца с матерью девицы взваливается еще большие проблемы – ведь молодая мама сама не получит возможность управится с уходом за малышом, материально обеспечить его, кроме всего прочего ей лично хотелось бы прийти на помощь обрести независимость, правильно основать жизнь с основателем человеческое дитя или в его отсутствие. И тут как тут важно, для того чтоб отец с матерью обеспечили юной роженице теплый комфорт, атмосферу теплоты и уюта в доме, для того чтоб она все время чувствовала поддержку домашней семьи. А важное – родителям ни под каким видом не позволяется упрекать крохотную маму родней поддержкою и демонстрировать ее зависимость от них. Это впоследствии еще значительне отдалит ее и человеческое дитя от них, и уже теперь сами бабульки и дедушки будут иметься названивать юной мамаше с мольбами о повстрече с внуками, чувствуя, что в значительной степени находятся в зависимости от ее ответа...

.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика